Топонимы и гидронимы  Курганской области с тюркской основой на "кур-"
Топографическое имя никогда не бывает случайным и лишённым всякого значения. В нём по большей части выражается или какой-нибудь признак самого урочища, или характерная черта местности, или намёк на происхождение предмета, или, наконец, какое-нибудь обстоятельство, более или менее любопытное для ума и воображения.
Академик Я.К.Грот. Заметки о названиях мест
  Топонимы - географические названия - факты языка, нередко исчезающие целыми пластами на наших глазах. Но иногда у них бывает более счастливая судьба, чем у других слов. Это связано с тем, что топонимия в силу своей множественности, жесткой прикрепленности к месту, а также способности одновременно обслуживать разные этносы может сохраняться в течение веков и даже тысячелетий. В ней живут новой жизнью как слова древних языков, иногда единственные свидетельства о давно исчезнувших народах, так и архаические речения родного языка, содержащие в себе ценную информацию о самом языке, об истории народа и его культуре.
  В Курганской области топонимы с тюркской основой на "кур-" представлены в виде поселений, рек, озер и даже урочищ. Начать, пожалуй, стоит с областного центра - Кургана. Но прежде чем взяться за этимологию, следует ответить на вопрос, на основании чего русские часто давали названия поселениям на реках?
В исторический период свыше четырёх веков назад на гигантском ареале в тысячи километров (от западных и до восточных границ государства) для наименования новых поселений у рек, русские имели конкретную наработанную схему-модель. Можно попытаться понять, как и почему она "работала".
  Во-первых, удобно. Приходя на новые места, они встречали там какое-то население. Следовательно, узнав у "местных" название реки, русские могли, не мудря, дать новому поселению имя реки или "улучшить" его. "Местным" тоже не сложно было запомнить и говорить название нового поселения. Так случилось с поселением Тобольск на реке Тобол, с поселением Тара на реке Тара, с поселением Омск на реке Омь, с поселением Томск на реке Томь и т.д.
  Во-вторых, практично. Чтоб не путаться. На длинной реке (вроде Тобола) - при необходимости, для названия следующих поселений - применяли широкий выбор из разнообразных названий многочисленных притоков, стариц, близлежащих озёр и урочищ. Например, острог Суерский  близ притока Суерь, слобода Иковская на притоке Ик, кампаментр Усть-Уйский на притоке Уй и т.д.
  Для обустройства любого поселения в пойме большой реки, первоочередным требованием, предъявляемым к участку земли, было и есть, его незатопляемость во время проливных дождей и весенних паводков. А уже во вторую очередь смотрели - для экзотики - есть или нет поблизости парочка насыпных могильных курганов. Кстати, наличие последних, косвенно указывало на пригодность участка для застройки, т.к. и тысячи лет назад никто бы не догадался хоронить своих родственников на затопляемых участках.
  Для семантики, ниже рассматриваемых топонимов, читателям было бы не плохо "окунуться" в первую треть XIII века, когда  в Зауралье пришли татары-монголы, основная часть лексики которых осталась исконная, позволяющая составить представление о мире, в котором жили тюрки до периода распада пратюркской общности: ландшафт, фауна и флора южной части тайги в Восточной Сибири, на границе со степью; металлургия раннего железного века; хозяйственный уклад того же периода; отгонное скотоводство с опорой на коневодство (с употреблением конины в пищу) и овцеводство; земледелие во вспомогательной функции; большая роль развитой охоты; два типа жилищ - зимнее стационарное и летнее переносное; довольно развитое социальное расчленение на родоплеменной основе; активная торговля; набор религиозных и мифологических понятий, свойственных шаманизму. В топонимике Зауралья с этого периода процветает их "базовая" лексика, насыщенная названиями животных и их частей тела, глаголами движения, чувственного восприятия.
  В исследуемом слове "курган" корень "кур-". В тюркских языках слово "кур" очень распространёно в значении "сохнуть, высыхать, засыхать"[1]. "-Ган" это окончание древнего причастия эпохи раннетюркского праязыкового состояния, не имеющего временной и залоговой дифференсации, являвшееся на то время отглагольным прилагательным[2].
  От тобольских татар русские строители в XVII веке и узнали, что это место "курган" - т.е. "сухое" [место], а значит строить здесь можно.
  Где-где, а на реке Тобол цена удобного, сухого места для строительства всегда была необычайна высока. Это подтверждает и переводимое на русский язык значение этого потамонима. В словообразовании двухсоставного глагольного предложения производящая основа "то" первоначально выступает в значении "полный"[3]. Производным от этого является глагол "тол" - "переполняться, разливаться"[4]. Второй компонент словообразования, глагол "бол" - "случиться, иметь место"[5]. Глагольное предложение "то бол"  переводиться с древнетюркского на русский язык, как "переполняться имеет место".  Река Тобол - "разливающаяся" [река].
  Кстати наш областной центр, не единственное поселение, где жителям посчастливилось жить на сухом месте. В 1761 году наши западносибирские пращуры, и в первую очередь каторжане, построили на Ново-Ишимской (горькой) оборонительной линии  редут Курганский при озере Преснопещаном (территория современной Омской области). Желающие могут полюбопытствовать и убедиться, что в документе тех лет написано "…Оный редут назван по причине места"[6].
  Но не обязательно ездить в другие регионы, чтобы приклонить колени к "сухому" месту. В нижнем течении реки Куртамыш все еще ни как не может окончательно сселиться "побратим" Кургана - деревня Курмыши.
С корнем названия этой деревни мы уже выяснили, как ни как, тоже находиться возле реки,  а "-мыш" имеет тоже значение в тюркском языке, что и "-ган", только чаще всего в огузской группе языков. Сохранилась эта тюркская праформа также в алтайском и уйгурском языках.
  Но, похоже, в ближайшее время "старший брат " - Курган, осиротеет, поскольку в деревне Курмыши нет ни детского сада, ни школы, ни почты, единственный магазин работает на дому, а клуб открывают и отапливают по российским праздникам - от выборов до выборов.
  Жители города Куртамыш тоже желали бы хоть немного погреться в лучах славы города Кургана, но, увы, реку, от названия, которой стали называть поселение Куртамыш, сухой не назовёшь.
  Чтобы разобраться с переводом на русский язык потамонима Куртамыш, необходимо раскрыть основное правило, которого придерживались древние тюрки в наименованиях водных объектов. В названиях отражалась основная описательная характеристика водного объекта: водный поток (глубина, скорость течения, ширина и т. п.), свойства воды (цвет, вкус, запах), характер дна (каменистый, илистый, вязкий и т. п.), особенности берегов, прибрежной растительности, наличие рыбы. Благодаря этому давался достаточный минимум информации об этом гидрониме людям никогда его не видевшим, что было удобно в первую очередь для планирования предстоящих военных походов.
  Например, рассмотренная выше река Тобол или реки Убаган и Исеть. Где "убаг" переводиться, как "разбиться на мелкие куски"[7]. Добавив к основе аффикс отглагольного прилагательного "-ан", получим причастие в прошедшем времени "разбившаяся на мелкие куски". Для современного понимания более подходит значение - [река] "состоящая из отдельных омутов", где "уба" - "омут"[8]. Первоначальный вид названия-характеристики второй реки выглядел, как простое двухкомпонентное предложение "Ис ет" - "запах производит"[9, 10]. Современный человек выразился бы ещё конкретнее - "река, источающая вонь". Действительно, до строительства дамбы в 1850 году, источником реки Исеть являлось обширное болото (600 кв.км) с затхлой, вонючей водой. Дамба позволила поднять уровень воды на 2 метра и превратила болото в Исетское озеро.
  При переводе на русский язык название реки Алабуга (притока Тобола), первоначально подумалось:
- Вот уж где не надо морочить себе голову, а взять и обозначить общепринятую версию перевода многочисленных российских рек Алабуга/Елабуга, как "окунь" (татар.) или "пёстрый бык", и дело с концом.
Но интуиция подсказала, что-то здесь не так. И, действительно, в процессе исследования перевод оказался менее поэтичным. В этом выражении "-буга" выступает в качестве  древнетюркского деепричастия "запрудив" от глагола "Буг" - "запруживать" и передаёт причинно-следственные отношения[11]. Придаваясь глаголу-сказуемому настоящего времени от "Ал" - "брать", образует причастие настоящее-будущего времени "ала буга" - "та, что, запрудив, берут"[12]. Для современного русскоязычного уха более подходит - "река, что, запрудив, используют". В дальнейшее эти формы "слились" в одно целое - "Алабуга". Кочевники не хуже современных животноводов понимали, что при использовании этой реки, пересыхающей уже к середине лета и имеющей крутые, высокие склоны, необходимо руководствоваться правилом: - "Запрудил реку - напоил свою отару, поленился - кури бамбук". И такая плотина в настоящее время существует у деревни Краснознаменка.  
  После этих приведённых примеров, пора вернуться к тюркским словам с основой на "кур-". Река Куртамыш, да и её северная соседка река Юргамыш, тоже подчиняются общему правилу. Основой слова-названия первой реки является тюркская праформа "курт" - "червь"[13]. Добавив деривационный аффикс "-а", получаем переходный глагол активного действия "курта" - "извиваться"[14]. В довершении познания названия нашей реки необходимо добавить к глаголу показатель "-мыш", маркирующий отглагольное прилагательное результата действия[15]. Получим окончательное значение  реки Куртамыш - "извилистая" [река].
   Приведённое выше доказательство подтверждает сообщение написанное в "Оренбургских епархиальных ведомостях" №23 за 1896 год в статье "Слобода Куртамыш" о том, что слово "куртамыш" переводиться, как "извилистая" река.
  Если уж я упомянул реку Юргамыш, то рад помочь юргамышанам узнать значение названия своей малой родины.
  На современный лад перевод этой реки с тюркского - "пограничная" [для пастбищного овцеводства], где "Yr" выступает в значении "верх, граница", "гак" - "проходить", а "-мыш" - смотри выше[16]. Вековая практика подсказывала кочевникам, что не стоит гнать свои отары севернее этой реки, т.к. там обширные леса и болота. Впору юргамышанам начертать на своих муниципальных геральдических символах пограничный столб.
  Более чем трёхвековые контакты русского и тюркоязычного населения нашей области привело к глубокому взаимопроникновению языков. Некоторые тюркские названия приобрели для русского языка грамматические характеристики, подводящие под существующие в русском языке типы склонений имен существительных. Значительная часть тюркских топонимов в нашей области подверглась структурной перестройке. Сущность этого процесса сводится к тому, что в русскоязычных районах области исходные тюркские названия со временем перерабатываются в соответствии с типичными для русских топонимов конечными морфемами. В итоге топонимы приобретают такие же словоизменительные возможности в русском употреблении, как и собственно русские названия.
  Примеров этому множество. Забавно, например, узнать из научно-популярных сборников, что озёра в Курганской области с названием "Собачье" исследователи связывают с этими верными четвероногими друзьями, хотя первоначальное название  этих озер значилось, как "Сабачы" - "чашеобразное". Существует легенда. Девушка брала воду из озера и уронила чашу... Озеро не хотело обратно отдавать дар, но чтобы как-то утешить девушку-красавицу, приняло облик чаши... Красивая легенда, не правда ли? Ну, уж совсем не про собак.
  Не могу не встать на защиту ещё одной живности - безмолвной рыбе карась с именем, которой до сих пор ассоциируются многочисленные озёра в Курганской области: Карасёво, Карасинское, Карасички, Карасье, Карасы. Первоначальное название всех этих озёр значилось, как "Карасу", где "кара" переводиться, как "северный" (а не только, "чёрный" и "тёмный"), а "су" - "вода"[17]. Древние тюрки географические объекты, расположенные севернее их стойбищ, часто называли соответственно "Карагай" - "северный лес (бор)", "Каратай" - "северный камень (гора)", "Карасу" - "северная вода (озеро)", "Карабулак" - "северный родник" и т.д.
  Хочу успокоить общественность, заверив, что многочисленные озёра с названиями Убиенное, Убьенное, Убьенка не связаны "со сражениями возле них с большим количеством убитых". Первоначальное тюркское название их значилось, как "Упьенке" - "засасывающее" ("уп" - глагол-основа, а "-енке" - аффикс образующий прилагательное), т.е. эти озёра больше напоминали болота [18]. Не отсюда ли якобы русское слово "упырь"?  Да и современные названия озёр Дураково, Дурашково, Дуришкино и т.п. не связано с особенностями мыслительной деятельности людей, проживающих возле них. На сей раз структурному изменению подверглось кыпчакское слово "Турак" - "место для стоянки (стойбища)" от глагола "тур" - "стоять"[19]. Подсказка археологам и "капарям".
  Об удобных местах временных остановок говорят и названия озёр Конево, Конкино, Коньково (почему-то географы до сих пор связывают их с этими красивыми животными), где "кон" переводиться с тюркского, как "останавливаться на ночлег"[20]. Упомянув о "конях", для равноправия, надо бы - и о "кобылах". Многочисленные озёра с современным названием Кобылье, первоначально значились, как "кабылык", где "кабыл" - "соединяться", а "-ык" - аффикс, характеризующий прилагательное с причастным значением - "соединяющееся"[озеро] [21].   
  Многочисленные озёра с названиями Татарка, Татарское вовсе не связаны с частью собственности татарского народа, а переводиться с тюркского, как "[озеро] имеющее посторонний запах (привкус)", где "тат" - "иметь посторонний запах (привкус)", а "-ар" - принадлежность причастия [22]. Не успел и путешествующий в своё время по Зауралью калмыцкий народ застолбить в свою собственность современные озёра Калмацкое, Калмыково, Калмышки. На сей раз структурной перестройке было подвергнуто древнетюркское слово "колмек" - "пруд", где "кол/гол", как известно, - "скопление воды"[23].
Проявив патриотизм, разговор о структурной перестройке тюркских топонимов хочется закончить рассказом о куртамышском микрообъекте с основой слова на "кур-". Километров двадцать западнее города находится довольно обширный по площади лесной хвойный массив под странным названием "Куричья дача". Со словом "дача" всё просто - участок земли под лесом. Слово "куричья" является удобопроизносимым для куртамышан древнетюркским  словом "курачак" - "сборный", где "кура" - "собирать", а "-чак" - отглагольный словообразующий аффикс[24]. Собирать предполагалось, конечно же, не грибы-ягоды, а - хворост - "курай" (каз.). В то отсталое время не выпиливали бесшумными мотопилами целые деляны, а собирали "некондицию". Сселившаяся в Куртамышском районе полста лет назад лесная деревенька Куричанка - из той же "песни".
  Не скрою, трудно изживать из своего сознания заложенные десятилетиями, общепринятые представления о тех или иных названиях, но основу этих представлений закладывали люди, а не Небожители. Современный исследователь, живущий в век информации, имеет возможность намного проще и быстрее пополнять свои знания, чем те корифеи, на спорных выводах которых  зачастую до сих пор строятся общественные представления, в том числе и о значении местных топонимов. Конечно, можно было бы смириться и жить спокойно с мыслью, что 3 века назад русскоязычные зауральцы, сколько не пытались, так и не могли определить вид животного по его голове найденной в урочище, и потому назвали её "звериная голова". И это в то время, когда каждый второй  живущий в то время мужчина был охотником, а каждый третий - пастухом  (по поводу названия станицы Звериноголовское). Можно было бы смириться и с устоявшейся версией названия поселения Курган, (из-за находящейся в 6 верстах могильной насыпи), хотя только в Куртамышском районе до сих пор официально насчитывается 16 курганов, но ни кому не разу не пришло в голову назвать в их честь даже самую убогую деревню[25].
  Каждый топоним представляет собой слово (простое, сложное, суффиксальное) или словосочетание, функционирующее в качестве названия того или иного географического объекта. Добиться возвращения смыслового значения потерянного в веках топонима и гидронима не так уж и сложно, да и нужно для этого немного: любить Историю и свою жену-филолога, заниматься краеведением, быть топографом, иметь Интернет и ретроспективное мышление.

ЛИТЕРАТУРА:
1.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на букву "К". Выпуск второй/ Отв. ред. Благова Г.Ф. - М.: "Индрик", 2000. - стр.154
2.    Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков (Морфология)./ Отв. ред. Тенишев Э.Р. - М.: Наука, 1988. стр.446
3.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на буквы "В", "Г" и "Д". Выпуск второй/Отв. ред. Благова Г.Ф. - М.: "Индрик", 2000. - стр.253
4.    Там же стр.257
5.    Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков (Морфология)./ Отв. ред. Тенишев Э.Р. - М.: Наука, 1988. стр.436
6.    РГАВМФ.Ф.3/1.Оп.26.д.3021.л.7
7.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. Выпуск второй/ Отв. ред. Благова Г.Ф. - М.: "Индрик". 2000. - стр.560
8.    Там же, стр.401
9.    Там же, стр.381
10.    Там же, стр.311
11.    Древнетюркский словарь./Ред. Наделяев В.М., Насилов Д.М., Тенишев Э.Р., Щербак А.М. - Ленинград: "Наука", 1969. - стр.131
12.    Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. - М.: Наука, 1974. стр.127
13.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на букву "К". Выпуск второй/ Отв. ред. Благова Г.Ф. - М.: "Индрик", 2000. - стр.168
14.    Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков (Морфология)./ Отв. ред. Тенишев Э.Р. - М.: Наука, 1988. стр.432
15.    Там же, стр.447
16.    Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. - М.: Наука, 1974. стр.542
17.    Кононов А.Н. Семантика цветообозначений в тюркских языках/ Тюркологический сборник. - М.: Наука, 1978. стр.165
18.    Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. - М.: Наука, 1974. стр.464
19.    Севортян Э.Ф. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на буквы "В", "Г" и "Д". - М.: Наука, 1980. стр.300
20.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на "Ко". Выпуск второй/ Отв. ред. Благова Г.Ф. - стр.55
21.    Там же, стр.12
22.    Севортян Э.Ф. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на буквы "В", "Г" и "Д". - М.: Наука, 1980. - стр.163
23.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на буквы "В", "Г" и "Д". Выпуск второй/Отв. ред. Благова Г.Ф. - М.: "Индрик", 2000. - стр.69
24.    Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на "Ко". Выпуск второй/ Отв. ред. Благова Г.Ф. - стр.158
25.    Панорама культурной жизни регионов России в сети Интернет. Курганская область. - М. 2003. стр.9

                                                                                   Алексей Свинкин 
                                                                                   преподаватель Куртамышского педагогического училища
   История Куртамышского района       Послевоенный Куртамыш      Статьи и отклики       Истории наших семей                                                                           История