Три войны в жизни моего деда Соловьева Михаила Федоровича
  Передо мной разложены  листы бумаги. Это ксерокопии справок с места работы, трудовой книжки и военного билета на имя моего деда  Соловьева Михаила Федоровича. С 1922 года  -  весь жизненный путь с переменой работы, с переездами, с военным временем.
  Я, старшая внучка нашего деда, дочь его старшего сына. Деда видела не часто, отец мой выбрал себе морскую профессию и всю жизнь бороздил моря и океаны, и жили мы на берегу Японского моря в городе Владивостоке.
  А в отпуск отец вез нас в Казахстан, а затем и в Куртамыш, где и «осела» семья нашего деда после его выхода на советскую пенсию. Это мои замечательные тетушки, папин младший брат и двоюродные и троюродные братья, сестры, а теперь и племянники…. Наша большая семья Соловьевы, Ветровы, Пермяковы, Волковы, Комаровы, Гаас…
  Воспоминания о деде очень яркие и теплые. Я была очень любознательна и вначале сама расспрашивала моего деда о его жизни, а потом, разговорив его, с жадностью слушала его воспоминания, которые возвращаются ко мне сейчас ….
Вот и первая запись из военного билета. 1925 год… НО…
В 1919 году, дед находился в казематах Петропавловской крепости в Петрограде под подозрением о растрате большевистской кассы. А его молодая жена и дочь в это же время находились в больнице, и в то время грипп уносил не одну жизнь. Как не рвался дед хотя бы проститься с ними - нет, не отпустили… Похоронили обеих без него. Дед был оправдан. Подозрения не подтвердились…
  Как все это можно было перенести - утрату любимой жены и дочери младенца. Младшие сестры деда как могли, так и поддерживали его. И вот, собрав всю волю, дед уходит на войну добровольцем. Уходит на войну, которая ни в какой исторической литературе не числиться. Это первая советско-финская войнам.
Чтобы понять, что это была за война, вот краткая предыстория ее возникновения.
  В конце 1917 года Финляндия заявила об отделении от России; в стране началась гражданская война, в которой красные финны получили военную поддержку Советской России, а белофинны Германии.   
3 марта 1918 годабыл подписанБрестский мирмеждуСоветской Россиейи странамиГерманией,Австро-Венгрией,Турцией,Болгарией. Российские гарнизоны выводятся из Финляндии. Красные проигрывают и скрываются в Карелии.  Официально война была объявлена правительством Финляндии 15 мая1918г. когда после победы белых в Финляндии финские войска выдвинулись для занятия Восточной Карелии. Финляндия уже готова была пойти на мир с Советской Россией на «умеренных Брестских условиях», то есть в случае, если к Финляндии отойдут Восточная Карелия, часть Мурманской железной дороги и весь Кольский полуостров.       Предложенная финнами будущая граница с Россией должна была проходить по линии Восточное побережье Ладожского озера  Онежское озеро  Белое море. С Советской стороны в военных действиях участвовали местные карельские жители, партизаны, русские добровольцы-коммунисты, а также финские коммунисты, бежавшие от белого террора из Финляндии. Фактически Финляндия « втягивала» Советскую Россию в эту войну постепенно, и ведение войны затянулось и “размазалось”.
Документально завершилась война 14 октября1920г. подписанием Тартуского мирного договора, в котором  советская Россия все же передала некоторые свои территории Финляндии.
  От той войны остались воспоминания деда о болотистых местах, в которых не один день приходилось коротать в мокрых одеждах, с винтовками без патронов, о множестве комаров, да всяких мелких мошек, которые залепляли  все открытые места на теле, да недомогание, проявлявшееся как ломота в суставах, напоминало о той его первой войне. И еще река в Карелии со странным названием Сестра… Да местечко с названием Ухта, о котором дед мне разъяснял, что это в Карелии, а не в Коми …
А после таких вот «боевых действий» с оружием, но без патронов, голодные, замерзшие русские добровольцы вместе с финнами согревались в одном из домов на краю Карельской Ухты и вели беседы о мире,  о жизни…
  Задумываюсь…. Пули противника ни разу в той его войне не сразили его жизнь и никак не повредили здоровье. Значит на судьбе написано: живи человек, продолжай свой род….
  Не принято было вспоминать нашими дедами о своей молодости. Тем и осложняется нашим поколением восстановление своей родословной.
  В разное время жил и наш дед.  А воспоминания его были скудны. Как помню, прежде чем что-либо сказать, он, как мне казалось, долго вспоминал, позже поняла, он рассказывал так, чтобы было доступно, и чтобы надолго я смогла запомнить его воспоминания, и когда вновь были встречи с дедом, он как бы подводил итог своими воспоминаниям, и интересовался, все ли я запомнила.
Когда приезжаю в Куртамыш - обязательно иду со старшей тетушкой Галиной на старое кладбище. На скромном памятнике - звезда, память солдату…    Добровольцем был и отец моего деда, уходил на войну с Японией в 1905 году, так и сын его уходил добровольцем на свою первую войну, на защиту территорий Отечества…    И нет записи в военном билете моего деда об участии в первой советско-финской войнем. Войне,  которая ни в финляндской, ни в советской исторической литературе не числится.
А первая запись: 1925 год июль по декабрь 1925 года. 3 кавалерийский дивизион - наводчик.
  Но, что же мой дед?…   Заканчивался 1920 год.  Время, можно сказать, «подлечило его рану» потерю семьи. Жизнь должна продолжаться…
  В РСФСР еще не наступило время полного затишья, гражданская война продолжалась. Но дед «устал» от войны в его то 23 года... Надо жить, работать, вновь создавать семью. Дед отправляется на юга в Ростов-на-Дону, к родственникам Васильчиковым и с их помощью получает направление в город Азов … Работает в порту, ведет учет по отправке леса за границу….
  Дед, привыкший к природе в местах, где он жил - в Новгородской и Костромской губерниях, привыкший видеть леса, озера, реки, переход из зимы в весну с капелью и таянием снегов, очутившись на берегах теплого Азовского моря безумно скучал по высоким соснам, бревна которых ему ежедневно приходилось подсчитывать, скучал по крепким морозом и грибным полянам.
И вот в 1922 году дед подался уговорам одного из друзей, и они вместе отправились в Зауралье в сложную и неоднозначную эпоху изменений и переломных моментов Курганской области….
  А в 1925 году дед из Кургана отправляется к родным со стороны его отца, моего прадедушки, в Бессарабию (сейчас Молдавия)…
Бессарабская родня - греки.  Мой прапрадед Михаил Александрович воспитывался в Дрезденском кадетском корпусе и по примеру своих старших братьев, поступил на военную службу артиллеристом в один из полков греческой армии, затем перешел на службу в армию Российской империи, позже ушел в отставку и переехал в Бессарабию.
  Повидавшись с родными, в Бессарабии дед вступил в дивизион Котовского. Вот так вот как бы преднамеренно было предназначено и моему деду связать свою службу Родине с артиллерией, как его отцу, как и его деду… Да только  гражданская война уже закончилась.
  Котовский уже в 1925 году получил известность не только как военный командир кавалерийских войск, но и блестящий хозяйственник-рыночник, восстановивший ряд промышленных предприятий и создавший на Правобережной Украине сеть сбытовой и потребительской кооперации, как основатель крупных сельскохозяйственных предприятий - коммун.
И люди в его дивизии по окончанию гражданской войны занимались подъемом хозяйства на территории Украины. Но не все было так спокойно… Не раз вспоминал дед, как однажды, ехал он в степи на коне и вдруг требование от навстречу ехавших всадников остановиться! И предупредительные выстрелы… Конь, испугавшись, понес седока, пули свистели, а дед изо всех сил вцепился в гриву, прижался к коню и тот сам, без управления, бешено гнал по степи и тем самым спас деда от шальной пули… В дивизионе Котовского дед пробыл с июля по декабрь 1925 года.
  Следующая запись в военном билете моего деда - с декабря 1925 по январь 1927 года Артиллерийские курсы усовершенствования комсостава - старшина курсов. В Москве в Академии имени Фрунзе дед служил больше года, по его воспоминаниям видел известных маршалов и будущих военных начальников Великой отечественной войны. Очень сожалел, что не было у его семьи возможности дать ему высшее образование - отец обучал его сам и грамоте, и наукам, и музыке и игре в шахматы. Кстати шахматы одна из любимых игр старшего поколения нашей семьи.
  В какой-то год звоню отцу в День Великой победы и слышу от него, что вот пришли, «проведывали» в этот день моего деда и в дождь сидели под зонтом у могилы с младшим братом - играли в шахматы….    
                 
                                                                  Ольга Владимировна Акинтьева (Соловьева). Январь 2010 год.  Ростовская область.
   Следующая война моего деда - Великая Отечественная Война.И запись в военном билете: 22 июля 1941 года. По мобилизации Куртамышским РВК."Мобилизации подлежат военнообязанные,родившиеся с 1905 по 1918 год включительно.
Первым днем мобилизации считать 23 июня 1941 года".
( УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О МОБИЛИЗАЦИИ ВОЕННООБЯЗАННЫХ Москва, Кремль. 22 июня 1941 года.)

    В документах указана дата рождения деда 19 сентября 1903 года, о том, что на самом деле он рожден несколькими годами ранее, знали все в семье, но как  не стремились узнать, сколько на самом деле лет деду -  он не сказал - так и осталось его тайной. Стало быть, направлялся он на фронт вопреки Указу, добровольцем.
  Шел 31 день войны. Вместе с другими сельчанами из Белоногово провожала нашего деда его семья.Из многих дворов раздавался плач, прощались, клали в телеги припасы и всем селом шли до окраины, а там родные остановились и долго смотрели вслед отбывающим, что думали они, скорей всего каждый молился о скором окончании войны и о возвращении служилых в дом родной. Не скрывал слез и мой отец, еще в то время 7-летний мальчишка,испытав это тяжкое прощание на неизвестный пока никому срок.
Из записи в военном билете: "Июль 1941 по февраль 1942 - 1921 полковая батарея старшина".
  1921 полковая батарея входила в состав 11 армии. В июле 1941 года  11 армия вышла из окружения и приняла новые войска в районе Дно.Для поддержания настроения бойцов на фронте организовывали агитбригады, формированные из вновь прибывшего пополнения. Организаторы находили таланты и тут же, почти без репетиций начинали выступления.
  Так наш дед, имевший отличный слух и  приятный тенор, оказался не в боях, а какое-то время вместе с другими, порой известными артистами, такими как  К.И. Шульженко,  С.Я. Лемешев, поднимал боевой дух Советским солдатам. Солдаты даже считали голос деда гораздо приятнее голоса самого Лемешева, с которым деду удалось раз другой спеть. Однако это продолжалось не так долго, и дед вместе со всеми стал участвовать в боевых операциях 31 зенитной артиллерийской дивизии 191 гаубичном артиллерийском полку большой мощности. Командовал полком Зильбербург Абрам Соломонович, по национальности еврей. Дед вспоминал своего командира как приверженца строжащей дисциплины, порядка, глубокого внимания и заботы к подчиненным. Не смотря ни на какие трудности в полку всегда были предметы первой необходимости и в достатке продукты питания.
  В январе 1942 года полк участвовал в Барвенково-Лозовской операции, освобождал оккупированный фашистами районный центр Украины Барвенково Харьковской области.
  Операция началась 18 января 1942. Две недели продолжались ожесточённые бои, в результате которых Советским войскам удалось прорвать немецкую оборону на фронте протяжённостью 100 км, продвинуться в западном и юго-западном направлениях на 90-100 км и захватить плацдарм на правом берегу Северного Донца.
  Благодаря этой операции немецкое командование не могло перебросить отсюда войска к Москве.
При взятии Барвенково дед получил тяжелое ранение дважды в руку и осколочные ранения в живот и был отправлен в госпиталь в Подмосковье. Не раз вспоминал он медсестру, которая, как рассказывал дед , с теплом и женской заботливостью изо дня в день, промывала его раны, и благодаря ей, по исходу шести месяцев, дед вновь вернулся в строй.
  В это время дед не писал писем в Белоногово, не мог. Однажды к бабушке зашла во двор цыганка. Отчаявшись от томительного ожидания, от неизвестности, от тяжелой голодной жизни и в тоже время надеясь на чудо, на добрые вести, отдала наша бабушка цыганке за гадание пол мешка муки, которых хватило бы ей надолго.
  Что нагадала цыганка - никому не сказала наша бабушка. Но все село долго судачило по этому поводу.
После записи в военном билете : "Февраль 1942 год - июль 1942 год - госпиталь", следует запись: "Июль 1942 год - август 1945 год - 327 артиллерийский полк - старшина батареи".
  Как не упрашивала я деда, никак он не хотел вспоминать июль 1942 года. Все отнекивался, да говорил, что не воевал он в это время, но моя настойчивость все же заставила деда быть откровенным, лучше бы он это не вспоминал, его глубокая боль и все же поверхностные воспоминания до сих пор вынуждают содрогнуться  о тех страшных днях.
  Оборона Ленинграда занимает одну из самых трагичных и героических страниц в истории Великой Отечественной войны. Волховскому фронту Ставкой было приказано, разгромить мгинскую группировку противника и тем самым прорвать блокаду Ленинграда, освободить Новгород и отрезать врагу пути отхода. 
  7 января 1942 года войска прорвали оборону противника в районе населённого пункта Мясной Бор и глубоко вклинились в его расположение.Однако, просчеты высшего командования плюс огромное техническое превосходство врага, отсутствие потенциала и сил для дальнейшего наступления, способствовали тому, что армия оказалась в тяжёлом положении  и в середине мая 1942 года была окружена врагом.Удалось создать небольшой "коридор", "бутылочным горлом" которого был Мясной Бор, как позже назвали это место - "Долина смерти", через который, выходили разрозненные группы изнурённых бойцов и командиров.25 июня противник ликвидировал "коридор". 12 июля командующий 2-ой ударной армией генерал-лейтенант А. А. Власов сдался в плен.
  Всего с мая по осень 1942 г. из  Мясного Бора  вышло 16 000 человек.Всего же за все время операции погибло по официальным данным 146 546 человек.
  Тем не менее,  они спасли измученный Ленинград, который мог не выдержать нового штурма, оттянули на себя более 15 вражеских дивизий.
  Из воспоминаний  очевидцев и участников: "Они были полуживые, еле двигались. Выход происходил под сильной бомбежкой и непрерывным артиллерийско-минометным огнем. Здесь погибло столько людей, что негде было встать ногой: вся земля была усеяна трупами, и никто не мог знать, кто где погиб и где похоронен. 26 июня, когда я вышел из боя, в нашем полку осталось 11 солдат"
  "Повсюду падали люди, появились раненые, сначала мы пытались их нести. Потом попали в такое пекло, что трудно описать словами. Все гремело, пылало, носились трассирующие пули. Казалось, наступил конец света... Невозможно было поднять головы; ползли по шею в грязи по-пластунски, а из кустарника раздавалось хоровое монотонное: "Рус, сдавайсь, рус, сдавайсь..." На глазах гибли те, с кем пережили весь ужас окружения. Живые ползли, каждый надеялся выжить."
  "Не забыть названия деревень: Любино Поле, Костылево, Мясной Бор, Спасская Полисть, Глухая Кересть, Тигода, Ольховка, Коровий Ручей, Финев Луг, превратившихся в черные пепелища. И Любанская операция, в которой мне довелось участвовать, представляется не битвой, не сражением, а побоищем, в котором полегла целая армия..."
  "Мне, участнику тех событий, трудно вспоминать прошлое, уж очень дорого нам обошелся "огненный коридор", убитых было столько, что приходилось иной раз идти не по земле, а по трупам".
  Еще вспоминал дед, что бывало один или два человека, или группа изнеможенных людей пробиралась по коридору, а они там в конце, готовы были бежать навстречу, спасать, но в то же время ответным огнем обязаны были прикрывать выход живых. Бывало такое, что солдат погибал не дойдя нескольких метров.
  Уже сейчас, прочитав воспоминания участников боев, с болью в сердце представляю ту далекую беседу с дедом о 42-м, и понимаю, как ему хотелось все забыть и не рассказывать, не ворошить в памяти те страшные дни.
  327 артиллерийский полк, в который в июле был направлен дед после госпиталя, возрождался из резервной батареи и вышедших из окружения. В скором времени в полк, стала поступать почта, целыми мешками, получать же ее было некому.Задачей вновь прибывших в первую очередь среди погибших отыскивать раненных, проводить захоронения убитых.
  После 6 месяцев госпиталя и жизни вне войны увидеть последствия отступления своим глазами, придавать земле тела убитых солдат - тяжелые боль и воспоминания на всю жизнь.
  Однажды дед испросил разрешение выехать в Бор, который находился не очень далеко от Долины смерти. В Бору был расположен госпиталь. В Бору дед жил с его родителями до 1909 года.Сюда, в Бор, еще до революции приезжали князья Васильчиковы, чтобы навестить могилы своих предков. Усадьбы здесь у них не было, но был небольшой "барский" дом, в котором они останавливались. В этом доме и жил мой дед с родителями, когда был совсем еще мальчиком. Вспоминал дед, что из окон их Боровского дома была видна на противоположном берегу Шелони большая березовая роща. Эта роща делилась на кварталы и участки, носившие нумерацию рот и батальонов, которые в них располагались.
  В 1942 перед дедом предстала совсем иная картина: покореженные березы, изрытая взрывами земля, а взамен дома - глубокая воронка. Ничто не напомнило о детстве.Боль, боль и только боль, которую нужно было нести  до конца войны. А налеты продолжались, и иной раз авиация с воздуха бомбила так, что невозможно было выйти из укрытий, слабел и организм нашего деда, уже немолодого бойца. Однажды, рассказывал он, уснул в страшной и гудящей очередной немецкой атаке. Проснулся и был поражен безмолвием и темнотой, а сердце давило так сильно, что он не сразу понял, что это физическая боль и он все-таки жив, просто на нем находится что-то увесистое.  Смог пошевелить рукой - оказалось, закопан землей, стал шевелиться и выбираться из под земли, и в тоже время почувствовал, что тяжесть с тела исчезла. Когда поднялся, понял - это лошадь. Она стаяла копытом прямо на сердце.
  Мало, очень мало рассказывал о своей третьей войне мой дед.  Эпизоды или какие-либо истории с иронией.
Благодаря информации в Интернете мне удалось восстановить дальнейший путь 327 артиллерийского полка.
327 артиллерийский полк  входил в состав 186 стрелковой Полярной дивизии 26 армии. С 1943 года дивизия вела частные оборонительные бои. 26.06.1943 года переименована в 205 стрелковую дивизию.В сентябре 1944 года дивизия перешла в наступление из района Кестеньги на Кусамо. Это населенные пункты Финляндии.Вела активные боевые действия на Ухтинском направлении с целью недопущения переброски резервов в Северную Норвегию.
  Выходит, что в 44 году дед вновь попал в места своей молодости, когда он добровольцем защищал территории РСФСР. Затем дивизия была пополнена и переброшена в Польшу.
  В январе 45 года первый эшелон дивизии прибыл на станцию Треблинка. Вели бои в Польше в ходе Восточно-Померанской операции. За полтора месяца боёв в Польше дивизия освободила 211 населённых пунктов.     Участвовал дед и в освобождении городов Хаммерштайн , Гдыня. Из концлагерей освобождал пленных.
  В первые в Белоногово пришла посылка из Польши, подарки от отца, солдата.Открыв посылку увидали что-то необычное, белое, решили, что кусок мыла, оказалось в белом мраморе часы, были еще какие-то безделицы и столовый набор. Позже чемодан с подарками из Польши украли в поезде при переезде семьи в Красноярский край.
  Скучали по отцу и дети. Хотелось лечь рядом с отцом и прижаться к нему. Не раз судьба щадила нашего деда и продолжала вести его по жизни.
  Однажды, при освобождении Гдыни, шли уличные бои. Солдаты занимали дом за домом и перебежками продвигались по улицам. Когда наш дед спасался от огня противника, в одном из зданий на него "градом" посыпался золотой дождь.
Оказалось попали в ювелирный магазин.А вот в 70-х годах в Гдыне в течении почти полугода находился в командировке мой отец. Подготавливали поляки к спуску на воду танкер "Ленинское Знамя" Дальневосточному пароходству. Отец принимал машинное отделение  в этом танкере. Жил в семье поляков и не раз рассказывал о том, что его отец  освобождал от фашистских захватчиков город Гдыню.
  Настаивала тогда пани Алина, в чьем доме жил мой отец, чтобы приехал дед,походил, повспоминал  военные годы. Не случилось. Или не захотел.
  За отличные боевые действия воины 205 дивизии четырежды были удостоены благодарности Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.В.Сталина. Было такое благодарственное письмо и у нашего деда, но однажды письма не стало - не оставил дед его для истории, слишком много он видел на войне и действия Главнокомандующего оценивал, так как было в действительности...
  Весной 1945 года 205 артиллерийская дивизия в составе 2-го Белорусского фронта вышла на побережье Балтийского моря. Дед  и многие бойцы видели море впервые. Море отличалось от рек и озер своим характерным запахом, цветом и весьма не спокойной поверхностью, штормило. Но все это только впечатления, а самое главное, что на побережье этого Балтийского моря всем была объявлена долгожданная весть. "Победа!!!" 
  9 мая 1945 года в  0 часов 43 минуты подписан акт безоговорочной капитуляции Германии и уже утром доставлен в Ставку Верховного Главнокомандования.
  Но в тот день, когда в Берлине тысячи Советских солдат не скрывали чувства радости и счастья от достигнутого, нарушая акт безоговорочной капитуляции, немцы продолжали отводить свои корабли, груженные войсками, в западную часть Балтийского моря к острову Борнхольм. 9 мая 1945 года началась операция по освобождению  датского острова Борнхольм. Среди освободителей был и мой дед. На небольших военных катерах подходили морская пехота и стрелки артиллерийского полка во главе с майором Павлом Антонюком к острову. Для высадки на остров были использованы небольшие резиновые лодки для двух человек. Море по-прежнему было не спокойно. Многих, в том числе и нашего деда сильно укачало.
  Преодолевая страх, солдаты гребли и одновременно отстреливались, на веслах был однополчанин нашего деда, к сожалению я не запомнила его имени, вмести с ним, дед прошел войну от Долины смерти, стали они друзьями, но  9 Мая 1945 года настигла пуля друга, не дошла лодка до берега. Со слезами, с отчаянием, вплавь, вытащив уже мертвого друга на берег, смог добраться живым и невредимым наш дед до острова. Бой был коротким.
  В общей сложности на Борнхольме были взяты в плен более 11 тысяч немецких военнослужащих. И навсегда в земле там остались лежать 30 советских офицеров и солдат  и среди них друг нашего деда, с которым они прошли за три года немало боев и сражений, вместе испытывая трудности войны.
  Все погибшие воины покоятся на Борнхольме в братской могиле. После войны там установлен памятник.
Путь в Советский Союз был не долгим. На каждой станции воинов торжественно встречали, забрасывали в вагоны букеты полевых цветов, клали в руки домашнюю выпечку, фрукты. Почти на каждой станции кто-либо из солдат выходил, и в вагоне оставалось все меньше и меньше народу.
  В Москве подразделения 2-го Белорусского фронта были уже в июне и вели подготовку к Параду Победы на Красной площади. Участие в Параде дед не принимал, ростом он был ниже среднего. Организаторы выбирали солдат почти одного роста и возраста. Зато вместе с другими, кто не прошел выбор, смотрел, как репетировали чеканный шаг солдаты.
  В 45 году моему отцу уже было 10 лет, но, он, деревенский мальчишка не раз выбегал на околицу села,на то же место, откуда провожали отца на фронт, останавливался, прикладывал правую руку вместо козырька к голове, чтобы солнечные лучи не мешали ему смотреть вдаль, и ждал, когда же пойдут войска, в которых будет его отец.
  Дед пришел с войны в Белоногово к концу лета, бабушка с детьми его встречала, но разошлись где-то пути и  уже дед ждал дома свою семью. Мой отец в подарок получил немецкую губную гармошку, был этому очень рад, думал, что легко сыграет мелодию, но не получилось, тогда как дед  выдавал на ней трель за трелью.
  Соловьев Михаил Федорович, старшина батареи 2-го Белорусского фронта был удостоен следующих наград:
Орден Красной Звезды, Медаль "За отвагу", Медаль "За боевые заслуги", Медаль"За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов"
  Последняя запись в военном билете моего деда:
  "Август 1945 года. Демобилизован на основании Указа президиума Верховного СССР от 23 июня 1945 года".
Не вернулись с войны в Белоногово родные братья бабушки. Косых Фома Иванович, 1913 года рождения, убит 11.02.1943 года, похоронен в братской могиле в деревне Удерево, Мало-Архангельского района Курской области.
  Косых Осип Иванович, пропал без вести. 
Война закончилась. Наступила мирная жизнь.
                                                                                                                                                                          Ольга Акинтьева. 2010 год
СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ.   

  Что делают взрослые дети, когда приезжают к родителям уже со своими детьми в гости?
  На этот вопрос пусть ответят те, которые виделись с родителями один раз в несколько лет по причине занятости и расстояния в 5-7 тысяч километров.
  А что делают внуки, которых оставляют родители в гостях у дедушек и бабушек, в летние каникулы в небольших городах или деревнях, где только чистый воздух и природа.
  На речку одному - нельзя, в лес - нельзя, да и еще много, что нельзя.
Наверняка, каждый из таких гостящих внуков не раз берет в руки старые фотографии и рассматривает их так часто и внимательно, что запоминает каждую на всю жизнь.
  У наших дедушки и бабушки старые фотографии хранились в коричнево-красноватом коробе. Что лежало в этом коробе ранее, уже тогда было трудно сказать. Раньше были такие пеналы, но в объемах куда больше, чем ученические. Хранились фотографии на самой верхней полке гардероба.
  Так вот, открываешь короб-пенал и из него веером черно-белые фотографии.А дедушка и бабушка, увидав такое рвение в рассматривании старых фото, присаживаются рядом, надевают очки и так же внимательно рассматривают старые фотографии и начинают вспоминать.
  Ну, наконец, в руках фото, мальчик, присел на перила моста, внизу река, на реке у берега лодки.
- Кто это?  Ты, дедушка? А где? А сколько тебе здесь лет? Это было еще до революции?
  Поколение именно наших дедов застало два периода: до революции, и после революции.
  О том, что было до -  молчали, а если начинали рассказывать, то сидела и слушала, затаив дыхание в предчувствие, что вот узнаешь какую-либо тайну, о чем умалчивали.
  Дедушка начинает рассказывать:
-  Давно это было, был фотограф и выполнял он распоряжение царя, ездил повсюду и фотографировал жизнь в стране. Царь выделил этому фотографу специальный поезд и деньги на расходы. В одном вагоне была лаборатория. Вместе с фотографом были подручные, которые помогали ему.Первая встреча с этим фотографом произошла когда мы жили в Липином Бору, недалеко от Белозерска Новгородской губернии. Велели хорошо одеться и выйти на покос. Так и сделали. По этому на снимках все нарядные, обычно, на покос так не выходили. Вот фото, это твой прадед, мой отец, а это я и маленькая сестра Лидия. А вот снимок уже после покоса на берегу реки, так сказать, перекусывают после работы. Потом эти фото по просьбе участников раздали на память. Бумагу экономили и фотографии были совсем небольшого размера.
  Рассматривали фотографии в семидесятых годах и уже были они совсем не черно-белые, а желто-кремово-коричневые.
-  А это что за дом? Ты в нем жил?
-  А это женский монастырь. А около настурций на втором этаже в черном монашеском одеянии стоит крестная моей мамы, твоей прабабушки, Таисия. Она была очень добрая. И вообще все монашки были добрыми и спокойными. Весь день они были заняты работой, много пекли разнообразной сдобы и готовили кисель. Меня частенько угощали этими яствами. Мы жили в Липином Бору, а родители выполняли какую-то работу в монастыре, которую предлагала Таисия, игуменья этого монастыря и крестная твоей прабабушки.
  Еще вместе с отцом пели в церкви.
  Жили трудно, помню, отец ругал маму, когда она, уезжая в город, покупала там снимки царского фотографа. Они в то время продавались в печатных лавках. Но мама на это отвечала, что память дороже и эти фото будут смотреть еще и наши праправнуки.
Позже переехали в Костромскую губернию.Однажды, отец прочел в газете, что на ипподроме в городе, состоится показное выступление офицеров, которые заняли призовое место в олимпиаде в конном спорте в Англии.
Он знал этих офицеров, ранее служил с ними и мы с отцом отправились на эту встречу.
  А вот после этого выступления и повстречали случайно царского фотографа, отец подбежал к нему, пожал ему руку, начал рассказывать, что, мол уже однажды с ним встречались в Липином бору и уже запечатлены на фото. Но, царский фотограф, не отреагировал на радость отца, даже был с ним несколько груб, особенно после того, как отец попросил сфотографировать меня .Фотограф был не против сделать снимок, но, с условием, что ему возместят расходы. Уже в то время, царь ограничил ему  выплату и многими снимками был недоволен, а именно был раздосадован, что в снимках показана не та Русь, как каждый день, а  снимки были сделаны, когда людей предупреждали и подготавливали, а царь хотел увидеть как в действительности живет народ.
Отец не смог заплатить и тогда он настойчиво потребовал сделать фото, потому как его сын является продолжателем очень древнего рода, о котором царь знает.
- А как же город называется, где ты сфотографирован?
- Постой, постой. Название у этого города как и имя твоего отца - Владимир. - Вот эта фотография.
Еще раз судьба свела моего дедушку с этими фотографиями. В 18 -19 году он работал на таможне, вероятно это было в Петрограде. В его обязанности входило проводить перепись конфискованных вещей и документов.
  Одно из помещений было завалено всевозможными коробками, причем, все было разбросано повсюду и вот деду и предстояло все оформить и переписать. В коробках были стеклянные пластины, на которых были силуэты царской семьи. И было множество фотографий.
  Я вспоминаю как дед рассказывал, какой он испытал страх, когда понял, что это фотографии царского фотографа и если сейчас увидят подписи под фотографиями, то его не пощадят и в то же время как был разочарован, когда увидел насколько плох снимок.
1918 год - сложное время гражданской войны, когда не было уверенности в том, что захваченная большевиками власть продлиться еще десятилетия. Не все большевики беззаветно верили в победу Ленинских идей. Мало было грамотных. Не было достаточного контроля над конфискатом.
  Однажды, все ящики погрузили на подводу и вывезли. Пропажу обнаружили.Провели расследование и тут же вышли на красноармейцев, которые похитили конфискованные пластины  царского фотографа. Организовали погоню. Красноармейцы были найдены убитыми. Они встретились с белыми, завязался бой, но по рассказам очевидцев, подводы были уже пустыми. Пластины искали долго, но так и не нашли.
  Многие фотографии дедушка смог сохранить и вот спустя десятилетия, мы внуки рассматривали кадры дореволюционной России, не подозревая, что лет через 40 случайно увидим эти же снимки в цвете в сети Интернета. Узнаем и имя царского фотографа - Прокудин-Горский. ( http://www.veinik.by/index/Cherepovetskii_uezd.htm ).
  Брат сбросит некоторые из них на мою почту с призывом "Удивись!!!", а я так же вспомню, как и он, старые фотографии, которые мы рассматривали вместе с дедушкой и бабушкой в нашем далеком советском детстве.
                                                                                                                                                                                                             О.Акинтьева
ГАЛИНА

  Первенец у Михаила и Клавдии - сын Владимир. А через 2 года родилась, опять таки в декабре, в стужу девочка. Михаил был раздосадован - он вновь ожидал сына. И поэтому не принял участия в выборе имени. Клавдия назвала дочь Галиной. Ей нравилось это имя - Галя, Галина...
  Когда Галочка стала подрастать, отец проявлял к ней очень теплые отцовские чувства. Галина пела как он, у нее был отличный слух и звонкий голос, жизнерадостный характер - моментально пускалась в пляс и две толстые косицы только мелькали из стороны в сторону...
  Но, отец все же был очень сдержан в проявлении чувств к дочери, что позже обижало Галину. Ей казалось что недостаток внимания крылся в какой-то тайне. Галина рассматривала свое отражение в зеркале и не находила особой похожести на родителей. Лишь иногда отец внимательно смотрел на дочь и удивлялся: "Надо же, как похожа на мою маму!"
В Куртамыше дети Соловьевых, как и все дети, ходили в детский сад. Время было спокойное.Отец работал, мама смотрела за детьми, в семье их уже было четверо: Володя, Галя, Валя и Саша.
  Еще до войны Соловьевы переехали в село Белоногово, в пятистенок, наискосок был дом отца Клавдии - Ивана Косых. Однажды заболела Валя и не подалась лечению болезнь ребенка, умерла  совсем маленькой. Клавдия работала в колхозе. Михаил же занимался по дому,думали переезжать, так как в Белоногово для Михаила работы не было, но
началась Великая Отечественная Война. Уже 22 июля 1941 года Михаил Соловьев вместе с другими Куртамышанами был мобилизован и направлен для дальнейших перемещений в Шадринск.
  Еще раз увидела Галя отца в Белоногово.Она присматривала за младшим братом и вдруг - отец, оказывается, не успел он попрощаться с Клашей, как  ласково называл жену, и с оказией на некоторое время заехал в Белоногово и тут же уже отправился в путь на фронт.
  Так долго тянулось тяжелое военное время... Как и все работала Клавдия в поле, и вместе с ней не раз помогала собирать колоски, горох и маленькая Галя. Причем работали дети наравне со взрослыми и так же сдавали собранное до колоска, до горошины бригадиру.
  Когда шли к полю, Клавдия объясняла дочери, что следует собрать всё до колоска, до горошины и сдать, нельзя ничего оставлять для себя, иначе объявят врагами и отправят в колонию.
  Тяжело было Клавдии, да как и всем  людям . Умер и сын Саша, а в 42 году перестали идти письма с фронта от Михаила .Лишь через много месяцев узнали - полгода Михаил находился в госпитале и долго не мог дать знать о себе.
  Шло время. Старший брат вот уже 2 года как учился в школе, и Галя, подражая брату, пыталась научиться писать буквы. Во всем Белоногово не было бумаги,  Галя училась писать между строчек книг, в тех пустотах, которые остались после уже написанного старшим братом. А писать у Галочки совсем не получалось,  она писала, где только возможно, вот и сейчас её буквы на старом свидетельстве о рождении брата, писала  на фронтовых треугольниках между строк, написанных отцом с фронта, писала на старых газетах еще довоенной поры.
  И в тоже время ни в чем старалась не уступать старшему брату. Всерьез воспринимала его мальчишеские игры и боролась с ним "до первой крови".
  Так и жили... Как все.
  Михаил прошел всю войну и вернулся в Белоногово . И в 47 году родились в семье сразу двое  - двойняшки Люба и Саша.Галина-то старшая дочь, стало быть, как и положено в большой  семье, нянчилась с меньшими. А как они ее донимали! Тут бы поиграть в свои игры, а надо убаюкивать,  закачивала малышей с особым, только ей Галине, присушим энтузиазмом, младшие брат и сестра по очереди взлетали чуть не до потолка в своих зыбках и только тогда быстренько засыпали.
  А летом, внимание от сестры получал и старший брат. Отличников на отдых отправляли в пионерский лагерь на озеро Узково. И что бы брат не был там голодным, заботливая сестра несла ему суп из крапивы, а взамен за усердие получала от брата заранее припрятанный для нее пряник. 
  В конце 48 года отец принимает решение и семья переезжает в Красноярский край в Тамалык. А так как Галина была ответственна за младших, у нее уже к тому времени выработался не только командный звонкий голос, но и способности к организаторским действиям, которые не раз проявлялись пока в её озорстве и шаловливости.
  Так за пляску под балалайку Галине вынесли порицание и отсрочили ее прием в пионеры. Да и от брата получила большой нагоняй.  А день 23 февраля 1951 года для Галины запомнился на всю жизнь. Вот тут то пригодился ее бойкий характер. В этот день родилась младшая сестра.И Галина достаточно далеко бежала за фельдшерицей, вернулась с ней и та приняла ребенка в домашних условиях. И опять Клавдия называла дочку без участия мужа. Люда..Людмила.
  Среднюю школу Галина заканчивала в городке Сора Красноярского края. Именно здесь были должным образом были оценены талант и способности Галины. За организацию и участие в художественной самодеятельности в Абакане премировали за занятое 1 место и подарили проигрыватель.
  Галина Михайловна Соловьева закончила среднюю школу и перед ней стал выбор в получении будущей профессии. Хотелось стать врачом, и обязательно хирургом. Но, как в любой большой семье, в первую очередь подумала Галина, что не смогут помогать ей родители, в семье еще трое школьников и старший брат, курсант Владивостокского высшего инженерного морского училища. А стране нужны агрономы - замечательная профессия, полная романтики и энтузиазма, ответственности и работе на свежем воздухе, решила Галина и поступила в Красноярский сельско-хозяйственный институт.
  Училась Галина прилежно, получала повышенную стипендию, активно участвовала в студенческой жизни института, получила 2-й взрослый разряд по спортивной гимнастике, принимала участие во всех спортивных соревнованиях.     Первая ее практика была в колхозе села Кавказское Минусинского района
  Красноярского края. Худенькая с двумя длинными тяжелыми косами, в брюках, подпоясанных ремнем такова практикантка - агроном Галина Михайловна. Верхом на лошади Быстрой за полгода наловчилась ездить как заправский наездник, есть в кого, уж ее отца лошадь уберегла от шальной пули, а Галина, всего лишь два раза умудрилась упасть из седла, лошадь то Быстрая соответствовала своей кличке.
  А уборка зерновых протекала в сложнейших условиях. Посев осуществляли на холмах да косогорах, а комбайны  приспособлены к ровной местности, так уборку производили с противовесами, чтобы не перевернулся "корабль полей".
  Окончив институт, Галина получила распределение в Целинное хозяйство на одно из отделений в Красноярском крае.
А тут и ранний снег. На помощь приехали южане, которые и подумать не могли, что будет снег в Красноярском крае в осеннее время.  Агроном Галина Михайловна по всему селу собирала теплые вещи, да еду для поддержании южан. Уборку произвели в сроки с наименьшими потерями. В какой-то день Галина задержалась в поле, дорогу в деревню она знала отлично, да заблудилась, стемнело, долго она шла по полю, пока не наткнулась на оставленный трактор и уже не задумываясь о непорядке , кто вдруг оставил трактор в поле - забралась в кабину для ночевки, заснула или нет, трудно сказать, но перемерзла точно. А на рассвете увидела почти в двух шагах село .
  А ухажеров-то сколько было. Как не заметить молодого специалиста, да еще с таким голосом. В любом селе был гармонист, а уж песня да танец для  Галины всегда в радость. В бригаду к Галине были направлены солдаты по комсомольским путевкам, которым оставалось 3 месяца до окончания службы. Работали водителями, да трактористами. А в перерывах во время уборки Галина организовывала самодеятельность, в которой и сама принимала участие. И однажды после очередного выступления забиралась Галина в кузов ГАЗона и подает ей руку  молодой человек и представляется :
- Ветров.
  Встретились их взгляды и "утонула" Галина в глубоких голубых глазах красавца Ивана.
- Мы с тобой обязательно должны быть вместе, - часто повторял Иван.Так и случилось, устроили вечеринку и отправились вместе к родным Ивана в Ростовскую область. Да, что-то не заладилось там, и Галина, уже носившая под сердцем своего первенца не отчаялась, а категорично решила - или сама или вместе едем к моей двоюродной сестре Розе в Казахстан.
- Мы с тобой обязательно должны быть вместе, - ответил Иван и они отправились в дорогу.
  В Казахстане Галина смогла устроится агрономом в свекловодческую бригаду, куда добиралась на двухколесной тарантайке, запряженной лошадью. Галина была очень требовательна к женщинам казашкам, которые прорывали свеклу, и не раз грозилась лишить их премии за некачественную работу.
  В августе 1961 года родился сын.  Родители Галины тут же приехали в Мерке и обосновались в этом богатом на то время селении республики Казахстан Советского Союза на долгое время. Михаил работал юристом в Потребсоюзе. Клавдия нянчила внука.А Галина, окончив 2-х месячные курсы переподготовки в Джамбуле,стала преподавать химию, анатомию и ботанику в восьмилетней школе. Так же занималась со школьниками озеленением пришкольного участка, разбивали клумбы, сажали деревья. Иван работал шофером, получили квартиру, обустраивали ее, Иван своими руками делал мебель, до сих пор, сделанный им стол живехонек.
Все было хорошо и работа, и жизнь, да вот только Михаил загрустил, вышел на пенсию, одолевать стала астма и решили все: возвращаемся в Куртамыш.Решили и переехали. Уже в Куртамыше родилась дочь, Галина продолжила преподавательскую деятельность, сначала в средней школе, затем в техникуме, откуда и ушла на заслуженный отдых.
  Всю жизнь, с самого рождения приятный голос Галины, ее пение русской ли песни, романса или задорной частушки, или плясовой помогает ей переносить или даже не замечать все трудности и печали, создавать настроение и радость окружающим.
Как быстро летит жизнь... У сына и дочери свои семьи, совсем взрослая внучка Катюшка, уже школьник внук Глеб. Острой болью была утрата мужа Ивана Павловича... Но сильная натура и остаётся таковой. По-прежнему с ней песня, так же энергична Галина Михайловна, полна оптимизма.
  Не сидится ей дома, по прежнему репетиции, очередные смотры и участие в Куртамышской "Русской песни". Летом - в лес: грибы, ягоды.
  При возможности - в путешествие.Или к дочери в Челябинск, а там - в театр, или в Украину к родным Ивана.
А еще мечтает, мечтает... Да сбудутся твои мечты, дорогая наша ГАЛИНА!  
                                                                                                                                                                                                        Ольга Акинтьева.
Галина Михайловна с братом Владимиром и племянницей Ольгой Акинтьевой (Соловьёвой)
   История Куртамышского района       Послевоенный Куртамыш      Статьи и отклики       Истории наших семей                                                                           История