Музей                          История музея    Аллея Героев    Фото    Статьи и отклики    Старое фото   Лента новостей   Заявка на ген. иссл.
Ваш сын… верный воинской присяге…
   Этими строками начиналось извещение о гибели солдат в годы Великой Отечественной войны, но и спустя 70 лет со дня начала войны мы не можем сказать более или менее точно о количестве ушедших на фронт, раненых, погибших и пропавших без вести, награжденных и пришедших с войны солдатах. Так по данным Куртамышского районного комиссариата с 23 июня 1941 по 9 мая 1945 гг. было призвано 10224 человека, это без учета тех, кто находился в РККА на действительной воинской службе накануне войны или был призван Звериноголовским райвоенкоматом, так как границы района в послевоенные годы изменились. Если учесть все эти обстоятельства, то количество призванных на фронт существенно увеличится.
   На основании Книг призыва Куртамышского военкомата было призвано:
                   
                1941 год - 4808 человек
                1942 год - 2725 человек
                1943 год - 1846 человек
                1944 год - 642 человека
                1945 год - 203 человека.

  Самое большое количество призвано было в первый год войны. Так только Куртамышским райвоенкоматом 23 июня 1941 г. было призвано 333 человека, а на следующий день еще больше… Десятки и сотни наших земляков погибли и пропали без вести в период крупных сражений. Так  по подсчетам курганского генеалога В.Л. Важенина в Сталинградской битве погибло - 103 , у 14 разъезда (Карелия) - 57, а у Мясного Бора - 24 жителя Куртамышского района, около сотни в Ржевской битве (Книга памяти Т.11).                                                                                             
   До сих пор неизвестна судьба 3286 человек пропавших без вести (Книга памяти Т. 11, 17, 18). Чаще всего, военнослужащие, числящиеся без вести пропавшими, погибли при отступлении, или при разведке боем, или в окружении. Засвидетельствовать их смерть в силу разных причин было сложно. В число пропавших без вести попадали также военнослужащие, попавшие в плен, дезертиры, командированные, не прибывшие к месту назначения, разведчики, не вернувшиеся с задания, личный состав целых частей и подразделений в том случае, когда они оказывались разбиты и не оставалось тех командиров, кто мог достоверно донести наверх по инстанции о потерях. Однако причиной отсутствия военнослужащего могла быть не только его гибель. Например, воин, отставший от подразделения на марше, мог быть включён в состав другой воинской части, в которой он затем продолжал воевать. Раненый с поля боя мог быть эвакуирован бойцами другого подразделения и направлен прямо в госпиталь или попасть в плен… С декабря 1942 г. погибшими значились И.И. Горшков из д.Грызаново, И.Т. Гладких из д.Курмыши, К.А. Горбунов из д.Вехти, Л.И. Осколков из д.Кислое, с марта 1943 г. Ф.П. Зубов из с.Нижнее, Г.А. Попов из д.Узково, с января 1944 г. Н.В. Клепалов из д.Стрижово, Я.И. Меньщиков из с.Пушкино, Я.Ф. Окунев из г.Куртамыш… Только после войны стало известно что все они живы и демобилизовавшись проживают на территории района.
   Известны случаи, когда родственникам за время войны приходило несколько извещений (похоронок), а человек оказывался живым. Так, например, произошло с Е.И. Агарковым из Долговки,  на которого родственникам пришло две похоронки, а он вернулся без руки, но живой и с А.Л. Быковым из с.Жуково, который попал в плен, оказался в концлагере  «Бухенвальд». Трижды неудачно бежал и только четвертый побег был удачным.                                                                                     
   За последние два года стала известна трагическая судьба Д.М. Булатова, И.В. Маслова, И.Е. Чадаева, Т.Я. Полунина, Ф.А. Воронина, считавшихся пропавшими без вести более шести десятков лет, фактически же попавших в плен и умерших в фашистских концлагерях.                                          
  В последнее время в музей стали поступать запросы по поводу поиска захоронений наших земляков, погибших и захороненных за пределами бывшего СССР. В этом плане есть уже хороший опыт обращений к пану Войтеку Бещински из Польши, в Управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Республики Беларусь, в  Министерство обороны Республики Беларусь, к латвийскому поисковому отряду «Патриот», к Ольге Ваннер из Германии и другим.
  В прошлом году удалось выявить имена 23 куртамышан не увековеченных на городском мемориале и установить благодаря администрации города (С.Г. Куликовских и С.И. Воронцов) дополнительную плиту с их именами. Кроме того для занесения на городской мемориал установлены имена еще двух человек - К.В. Сухопмоева и Ю.П. Володина. Так же выявляются имена воинов незанесенных на  обелиски в селах и деревнях района, среди них: А.Н. Солопов и К.Е. Добрыдин в с.Костылево, Н.Н. Постовалов в д.Язево,  А.А. Суханов в д.Коновалово и С.Ф. Гладков и И.Л. Ивин в с.Жуково.    Проводится музеем уже несколько лет систематическая работа по внесению изменений и уточнений в областную и районную Книгу памяти, изданную в 1994 г. Только в начале этого года мы смогли исправить и дополнить более  десятка записей в Книге памяти Куртамышского района Том 11, 17 и 18. Так, в 11 томе на С.324., где было записано имя Таронина Геннадия Устюговича, 1914 г.р. с.Куртамыш, после проведенной поисковой работы, в архивах ряда организаций, районном и областных архивах, удалось выяснить, что в записи допущены ошибки и она должна выглядеть так: «Тарунин Геннадий Устинович, 1914 г.р. д.Губаново». Дополнительно о нем выяснили, что он был женат, проживал с семьей и матерью в Куртамыше. В 1938 г. работал избачом в Куртамышской МТС (машинотракторной станции). Жена была домохозяйка. В семье Геннадия Устиновича было трое детей. С  1940 г. и до призыва на фронт Геннадий Устинович работал секретарем в Куртамышском народном суде. Был кандидатом в ВКП(б). 28 июня 1941 г. был призван Куртамышским РВК на фронт, по ВУС (воинская учетная специальность) 1/133 (по справочнику этот шифр означает стрелок, «годный к службе, но необученный» - прим. автора). Рядовой, стрелок. Был в последнем бою в декабре 1941 г. Похоронка пришла в Куртамышский РВК на имя Таронина Геннадия Устюговича, 1914 г.р. с.Куртамыш, в ней сообщалось, что он пропал без вести  в сентябре 1941 г. Извещение было выдано матери Таруниной Екатерине Федоровне, проживающей в с.Куртамыш, участок Нарсуда (ул.Ленина,23 - прим. автора)». Само извещение в Куртамышском РВК, к сожалению, не сохранилось, только запись о его выдаче в Книге регистрации. Из-за допущенной ошибки в извещении его в 1985 г. под фамилией Таронин занесли на мемориал погибших в г.Куртамыше, а в 1994 г. в Книгу памяти Куртамышского района Том 11. С.324. Такие неточности в Книге памяти не единичны. Есть они и на городском мемориале. Приведу такой пример, два родных брата Амбаровых занесены на городском мемориале один как Амбаров, а второй - Абрамов. На деле это родные братья Николай и Борис, дети бывшего почтового служащего А.П. Амбарова. Но если имена одних включены в Книгу памяти или на обелиски с ошибками, то имен других не вписаны вовсе. На сегодняшний день установлены имена 15 человек, не включенных в районную и областную Книги памяти.  Среди них братья Иван Иванович и Дмитрий Иванович Кучины из д.Приречной, Н.Т. Галанин из с.Долговки,  К.В. Сухопмоев их Куртамыша и др. Прискорбно что имена восьми живых ветеранов войны были внесены в Книгу памяти как погибших. Сделать предстоит еще не мало, ведь судьба многих солдат остается еще неизвестной, поэтому война не должна стирать из нашей памяти имен тех, кто завоевал для нас мир.
С. Батуев
  История музея    Аллея Героев    Фото    Статьи и отклики    Старое фото   Лента новостей    Заявка на ген. иссл.                                                                           Музей