Музей                          История музея    Аллея Героев    Фото    Статьи и отклики    Старое фото   Лента новостей   Заявка на ген. иссл.
Томин Н.Д.
Так начиналась жизнь
Из воспоминаний о своём детстве и юности А.Н. Клоповой (Томиной)

  Родители Анны Ивановны, Клоповы, приехали на Заимку куртамышского торговца НИ. Цыпулина, что в стороне от современного Камагана, на берегу озера Донки, из с. Введенского (теперь Мишкинского района). В тот голодный год посевы уничтожила саранча, и беднота, не имевшая запасов зерна на зиму, вынуждена была искать пропитание на стороне. Прозимовав на Заимке, Клоповым вернуться назад до мой не пришлось. Случился пожар, и половина Введенского, как раз та часть, где был их дом, выгорела. Ивану Клопову пришлось остаться с семьей работать на Заимке, получая за труд зерна с 1 десятины, денежное вознаграждение. Жене тоже приходилось трудиться - стряпать хлеб, доить коров...
   22 декабря 1890 года в семье Клоповых родилась дочь Аннушка. Предыдущие дети умирали. Через год после рождения дочери умер отец. Во время по ездки в г.. Златоуст  за сахаром он сильно простудился и получил воспаление лёгких. Мать осталась с дочерью, продолжая работать на Заимке.
  Как-то осенью женщина шла и поскользнулась на «ладони» (площадка, где молотили зерно), упала боком на чашку, которую несла под мышкой, отшибла лёгкие. Работать она не могла, а податься с ребёнком на руках было некуда. Цыпулины предложили ей остаться лечиться, а когда выздоровеет - снова будет у них работать.
   Так благодаря добрым хозяевам за 3 рубля в месяц, хозяйские фартуки и крышу над головой Евдокия Ивановна осталась жить на Заимке. Там жили приказчик с женой - супруги Маркеловы, которые сильно полюбили маленькую Анюту. Нянчились с ней и баловали. Приказчика скоро маленькая Анюта стала звать тятей, а его жену бабкой.
   «Вечером бабка рассказывала мне сказки, а когда я не давала им спать, то приходила мать и стучала в дверь. И тогда бабка мне говорила: «Это за тобой пришла Синтитюриха!». Я её очень боялась... С киргизятами (дети пастухов) я говорила на их языке. Но вот однажды у нас было большое горе, помер Юростанко, его быстро унесли мужчины хоронить, а Бильдибейка, мать мальчика, очень плакала, и мы все трое плакали о своём маленьком друге... С тятей часто   ездили    по пашням где с рабочими   ели просяную кашу. Тятя, как садится в ходок, то бабке    кричит: «Давай    Анюте ложку маленькую клади!».     Когда приехали в Куртамыш, то всё уже было не то...».
  «В 8 лет меня с Марусей (племянницей Цыпулиных) записали в школу. Я так ждала этого дня, и было как-то страшно и интересно. Сшили подружке форму, и мне мама сделала платье ситцевое, я сама его заработала; Летом сушили пшеницу, а я караулила и гоняла голубей. Мне за это платили 2 копейки. Ну и заработала копеек 12. В Рождество славили, Маркелов давал нам по 10 копеек серебряных, да у Цыпулиных 15 копеек, - вот и платье! Деньги я всегда отдавала, маме...».
  Другим ярким воспоминанием Айны Ивановны, связанным с детством, была первая в её жизни ёлка.
«Ближе к Рождеству начали говорить о ёлке. Поём в песнях про ёлку, читаем, а какая она в школе, - ну просто не дождусь. И вот настал вечер, когда я увижу ёлку. Явилась, чуть ли не с обеда в школу, Аннушка (сторожиха) нас конечно выгнала. А дома сколько горя, - рано не давали одевать платье. Потом пустили в пустые классы, а в комнате, где ёлка, всё закрыто. Мы встали у дверей и стояли, пока не открыли двери. Ёлка была вся в огнях и игрушках. Может, она не была так хороша, но для меня она была сказочным виденьем... Достался подарок, тоже казалось, что он самый лучший...».
  Счастье и несчастье, часто бывает, что ходят один за другим, «Года через три помер и мой тятя. Как все были рады этому! И бабку я любила, а не понимала, почему она радуется смерти тяти... Я залезла на сеновал и там отдавалась своему горю. Я одна переживала его смерть... Похоронили, и я каждый день ходила на могилку, садила цветы и всё тосковала о своём тяте...»
Мечтам Ани о дальнейшей учёбе осуществиться не пришлось. В 1902 году после окончания начальной школы она ещё год проучилась в четвёртом классе, в надежде, что откроют пятый, но этого не произошло. На учёбу в Кургане не было средств, и Ане пришлось помогать матери убирать комнаты, гладить бельё, пасти утят и рукодельничать.
  «Я делала из ореха и пшеницы коврики под лампы. Мне заказывали, и я зарабатывала немного. Пела в церкви и часто выступала в Народном доме на концертах. Но дальнейшее страшило...».
  Выход был найден: Аня пошла учиться шить.
«Зимой, постом, перед Рождеством, меня взяла портниха к себе жить. Что мне показывала Анна Фёдоровна, я всё выполняла. Летом я уже стала подрабатывать самостоятельно:.»,..
  Всё это время Анна Ивановна продолжала жить у Ципулиных. Николая Ивановича уже не было в живых, но его жена оставила их.жить у себя, тем более что податься им было некуда. Этот период жизни оказался для них с матерью очень трудным.
  «Лёля, она то упрашивает, чтоб жили, то придирается и корит всем. Маму гонит, а мне говорит: «Ты останься», - вспоминала спустя полвека Анна Ивановна, - «Ну и что делать, приходилось терпеть».
  23 года батрачила на хозяев Евдокия Ивановна, с детства так жила и её дочь.
                                                                                                                                                                                        Станислав БАТУЕВ.
Недолог счастья век
                             
                 Из истории семейной жизни
                   Николая и Анны Томиных

    Ещё в то время, когда Анна Клопова жила в доме Цыпули-ных у Галкинской мельницы, рядом с ними участок купил торговец А. Завьялов, хозяин Николая Томина. «Мы с Зиной (племянницей Цыпули-ных) часто смотрели через забор, как ребята играли в бабки», - вспоминала Анна Ивановна. Но первая их встреча произошла позднее.
  Вот как она вспоминала о ней: «Однажды я сломала крючок и пошла к Завьялову купить новый. Прихожу, хозяйка сидит у дверей и спрашивает, что мне нужно. «Крючок сломала», - отвечаю. Она кричит: «Коля, подай крючок, да выбери!». Смотрю, выходит парень, я решила, что он татарёнок, почему он мне показался похож на татарёнка, не знаю? Подаёт мне ржавый крючок, а я говорю ему, что мне такой не нужен, повернулась и пошла...». Встретившая её на выходе хозяйка, узнав, что она уходит без покупки, заставила Николая принести хороший крючок.
  В дальнейшем они встречались случайно. Но «однажды нас с Зиной пригласили на свадьбу к девушке, с которой мы и не дружили, но были знакомы, - вспоминала Анна Ивановна. - В первый вечер девушки, которые там были, пригласили кавалеров. Среди приглашённых был и Николай. Весь вечер он танцевал со мной...».
   Эта поворотная в их судьбе встреча произошла в пятницу, 24 октября 1908 года. Николай Томин в своём дневнике записал тогда: «Вечером я был у Безпаловых, у них   шьют   на свадьбу девчата, я долго сидел. Баловали. Я ухаживал    за  А.И.К. (Анной Ивановной Клоповой - примечание  автора).Славненькая, но гордая. Это ничего не значит...Скоро ехать на ярмарку. Долго с ней не увижусь».
С этого дня Николай и Анна стали встречаться. Шло . время. Однажды летом 1909 года компания, в
которой были Анна и Николай, возвращалась после отдыха на природе домой. Дорогой Николай сделал Анне предложение. «Мы уже давно знаем друг друга, и я думаю, мы были бы счастливы. Как ты на это смотришь - связать свою судьбу с моей?» - спросил Николай. Анна сразу не дала ответа, сказав, что ответит позднее, что было вызвано нежеланием оставлять мать одну в чужом доме.  С ответом Анна всё тянула, пока Николай сам  не сказал ей, что когда они повенчаются, то её маму возьмут к себе. Услышав то, о чём она стеснялась спросить, Анна дала согласие, тем более, что на их брак была согласна  и  её мать,   знавшая Николая и слышавшая о нём только хорошие отзывы.
  Решение о женитьбе 22-летний Николай   Томин принял обдуманно и взвешенно.   Об   этом свидетельствует запись в его дневнике, сделанная 16 декабря 1909 года: «Ух,  как  надоело мне жить одному!  Словом не с кем перекинуться,  сидишь это вечером один,  да и думаешь горькую думу,  как-де я устроюсь,  хорошо ли я сделаю,  если женюсь?..».  В субботу,  28 апреля 1910 года жених и невеста поехали венчаться в Казачий Кочердык. Дяде Николая пришлось дать заупрямившемуся священнику взятку, и только в среду в 10 часов утра состоялось венчание. Приехала мать Николая из Озёрной. «В церкви было столько народу -ужас, - вспоминала позднее Анна Ивановна, - все шли посмотреть на меня, ведь казак берёт мужичку. Разговору было у казачек много. После венчания, закусив, нас проводили в Куртамыш. Дорогой Коля нарвал так много цветов, что потом не знал, куда их девать...».
  Жизнь Анны после свадьбы изменилась. «Меня никто ничем не укорял, было спокойно и тихо. Я была окружена заботой и вниманием», - вспоминала о том счастливом времени она позднее.
  15 марта 1911 года у Томиных родился мальчик, которого супруги очень сильно желали и ждали. На следующий же день в Петро-Павловской церкви о. Виталий (Милицын) совершил обряд крещения новорожденного, которого родители назвали Александром. Восприемниками их сына стали друзья   Томиных мещанин Николай Котельников и крестьянка Юлия Касьянова. Николай и Анна были счастливы. Приходя со службы домой, он всё свободное время Проводил с сыном, помогая жене ухаживать за малышом. Но отцовское счастье было недолгим. Летом Томин уехал на военные сборы в г. Троицк. Жаркое, засушливое лето, от которого погибли все хлебные посевы, сказалось и на людях. В конце июня возвращавшийся со сборов Николай дорогой узнал о тяжёлой болезни сына. Приехавший с подарками он застал сына еле живым. Ночью 25 июня мальчик умер «от младенческой смерти». 26 июня 1911 года священник о. Фёдор (Карпов) совершил обряд погребения. Смерть сына потрясла обоих родителей.
  Осенью того же года Томины перешли жить в свой дом. Многое было ещё не доделано, и хозяйственные дела, в которые погрузились Николай и Анна, отвлекли их от свалившегося на них горя. Тогда же, зимой, Николай впервые после дня похорон сходил на лыжах на кладбище на могилу сына. Время лечило их разрывающиеся от боли сердца.
                                                                                                                        Станислав БАТУЕВ.
                                                                (По материалам дневника Н. Д. Томима и воспоминания его жены).
  История музея    Аллея Героев    Фото    Статьи и отклики    Старое фото   Лента новостей    Заявка на ген. иссл.                                                                           Музей