Дети войны
   Лица…лица…лица…Знакомые и дорогие для нас, живущих в начале третьего тысячелетия, совершенно незнакомые для тех, кто будет смотреть на них через 20-30-40 лет.  Они, смотрящие, будут безразлично относится к тем, кто на этих фото, совершенно не зная ни их самих, ни их дела. А ведь эти люди жили! Жили, трудились, рожали и воспитывали детей, от которых родилось потом следующее поколение. Те, кто тут помещён,- это дети войны, да-да той самой, Великой, Отечественной. Они запомнили её от первого дня до последнего. Они провожали своих отцов, братьев на фронт, а обратно дождались лишь немногих. Они здесь, в тылу, голодные, полураздетые, вместе со своими матерями трудились на колхозных полях, обеспечивая фронт всем, чем могли. Дети войны! Более половины из них так и не увидели своих отцов, получая за них мизерное пособие, а за тех, кто пропал без вести, не получая ничего. Как же! « У нас пленных нет, есть только предатели!»  Во как! Защитники Родины стали врагами народа! Это ли не насмешка над их памятью, которую приходится сейчас исправлять? Намного вас остаётся на сегодня, дети войны, ровесники мои. Пусть смотрят люди на лица ваша, пусть знают, что вы были, вы жили, вы создавали трудом вашим всё, что могли, для будущих поколений, детей, внуков, правнуков ваших. Двенадцати, тринадцати, четырнадцати лет вы вставали к веялкам-«Клейтонам», чтобы крутить за ручку тяжеленный маховик, создающий ветер, сортируя зерно. Мальчишки в 12-13 лет работали на пахоте, держась за ручки плуга-сабана, на паре быков или лошадей, а в четырнадцать садились на прицеп к трактору и крутили штурвал плуга, то поднимая, то опуская его. Днём…ночью…в жару… в дождь… в холод…Девчонки в четырнадцать становились доярками, выдаивая по 12-14 коров дважды в день. В 18 лет они уже сидели за рычагами тракторов или комбайнов, заменяя ушедших на фронт отцов, братьев, мужей. Я всегда знал трёх девушек-трактористок ( есть фото, где они трое вместе), но когда занялся музеем и начал искать женщин, работавших в войну, то нашёл этих трактористок 10 человек. Это только в Верхнем. Сколько же их работало по стране, этих беззаветных тружениц, таких забытых, не упоминаемых ныне нигде.
                   ЛЮДИ! Помните живших до вас, ибо они для вас жили, для вас трудились, мечтали и о своей, и о вашей счастливой жизни.

      День победы! Наверное, ещё десятки лет пройдут, но этот праздник из всех гражданских праздников так и останется главным. Какой это был счастливый день в том далёком 45-м году! И слезы радости – война закончилась! – и слёзы горя – а наш уже никогда не вернётся! – всё смешалось в этот день. Не знаю, почему, но следующие  20 лет до  1965 года как-то не очень отмечали его. Но в 65-м отмечали по всей стране грандиозно. Были поставлены тысячи обелисков даже в самых захудалых деревушках, вроде Костяновки, Узково, Сычёво с именами тех, кто ушёл отсюда и не вернулся, отдав Родине самое дорогое, что мог отдать – свою жизнь. Фронтовиков, вернувшихся живыми, пусть израненными, в это время оставалось ещё много ( см. фото). Было что вспомнить старым солдатам, ведь ночами в снах своих они всё ещё ходили в бои-атаки. С того года празднование этого дня стало постоянным.
                       Смотри, человек, открывший этот альбом, на лица этих людей, это им обязан ты тем, что ты есть, что ты живёшь. Храни память о них, добрую память. Их уже нет. Сегодня, в 1012 году из всех осталось только двое: Сингур Иван Петрович и Булатов Егор Павлович, остальные уже ушли от нас, оставив только слова:
                                Мы не от старости умрём –
                                От старых ран умрём.