"Яблоко из отцовского сада"
                  * * *
Перо отточено, как шпага,
И рвется тонкая бумага,
Хотя должна бы все стерпеть.
Ложится строчка, словно плеть,
Рубцом пожизненным синея.
Любая мысль или идея
С бумагой обретает вес
И давит на людей, как пресс.
А чистый лист так простодушен,
Он легок и руке послушен,
И лишь усилия чернил
Дают ему для власти сил.
И, наливаясь мощью слова,
Одних карает он сурово,
Других возводит на престол.
Он в плаху превращает стол
И, росчерком судьбу решая,
То жизнь дает, а то лишает.
            МОРОЗНАЯ   СОНАТА

Хрустальных льдинок тонкое звучанье...
Ничем их нежный звук я не нарушу,
Так холодно, когда вокруг - молчанье,
Мелодия оттаивает душу.
Звучит, звучит морозная соната,
Певучей всех других сонат на свете,
И от зимы нам не уйти куда-то,
Мы все ее заснеженные дети.
КЕРОСИНОВАЯ   ЛАМПА

Туман укрыл овраги,
И где-то кони ржут...
На лампе лист бумаги
Повис, как парашют.

Фитиль горит трескуче,
Круг желтый на столе,
И тени словно тучи,
Блуждают по стене.

В том свете руки мамы
И силуэт отца,
Но темнота упряма -
Не разгляжу лица...

Исходит пламя чадом,
Неся сквозь годы грусть,
Родные люди рядом -
А я не дотянусь.

                    * * *
Остались старые пластинки
От звона маршей и до блюза,
Такие ломкие, как льдинки,
Осколки прежнего Союза.

Коммуною была общага,
А нас вперед упрямо звали…
Давно колонны сбились с шага
И транспаранты растеряли,

А идеологов призывы
За нами поутихли где-то,
Но в холоде пустой наживы
Мы нашей дружбою согреты.

На молодых мы не похожи,
Нет в нас былого нетерпенья,
Нам многоточие дороже
Определенной точки зренья.
                        * * *

Нет, не смогли прорваться напрямик
Солдаты, павшие на поле боя,
Для каждого бойца в последний миг
Тьма заслонила небо голубое.

Над ними ночи броневой жилет
Весь звёздами простреленный навылет,
И сквозь пробоины струится свет,
Но до конца себя не может вылить

На отчие дома, что ждут ребят,
Где вздрагивают матери от стуков…
И свечи поминальные горят
Во мгле глазами нерождённых внуков.

                          * * *

Край мой родимый - потерянный остров.
Мне на него возвратиться непросто.
Можно приехать, вокруг обойти,
Только друзей здесь уже не найти.

В старых домах - незнакомые люди,
Тех, что любил я, здесь больше не будет.
Детство моё заплутало вдали.
Не отыскать мне родимой земли.

Я ли тот мальчик с большими глазами?
Сколько дорог пролегло между нами…
Встречи ищу - и пойду наугад.
Время хочу повернуть я назад.

Только никак не найду перекрёсток,
Где я - мужчина и я - тот подросток.
Устье реки не впадает в исток.
В прошлое не перекинешь мосток.
  ПРЕДСНЕЖЬЕ

Предснежье - лёгкое касанье
Смычка по струнам холодов
И затаённое дыханье
В туман укутанных садов.

Опять настройкою оркестра
Откроется сезон зимы.
Здесь каждому найдётся место.
И выйдем к снегопаду мы.

Дела текущие отставим
И, старой грязи вопреки,
На первом снеге мы оставим
Две стихотворные строки.
ОСЕННЯЯ МЕЛОДИЯ

Среди берёз, среди осин,
Одетых в яркие накидки,
Звучит старинный клавесин…
И белой паутины нитки
Дрожат мелодии той в такт,
Как струны, что сомкнулись в точке.
Пока от ветряных атак
Их не порвёт поодиночке.

Душа натянутой струной
Звенит с природою едино,
И солнце тусклою луной
Глядит сквозь облачную тину,
Как тонут в синеве дома,
Деревья, и кусты, и люди…
А с Севера идёт зима
И всё своим дыханьем студит.

Всё тише музыки мотив,
И листьев опадают ноты…
Мы медлим, шаг укоротив,
Сбиваясь с ритма на длинноты.

           ВОЗ СЕНА

На дальний скрип колёс
Давно идти пора,
Туда, где сена воз,
Огромный, как гора,
Плывёт среди лугов,
Касается небес…
Под ровный стук подков
На сено б я залез.

И лёг бы в стог, без сил,
От аромата пьян…
Ко мне бы взгляд скосил
Серьёзный мальчуган.
Он дёрнул бы вожжой,
Прикрикнул на коня…
Неужто я чужой?
Не прогоняй меня!

Быть может, в жизни брал
Вершины я не те
И лишь сейчас припал
К душистой высоте.
В себя простор вобрав,
Забыв о массе дел,
Не ехал бы средь трав,
А над землёй летел.
    ПАМЯТИ ПАВШИХ

Давно ушла от нас, как ураган, война,
Травой высокой заросли окопы.
Лежат солдаты там. И разве их вина,
Что не смогли вернуться из Европы.

Что нет в родных местах солдатских их могил,
Что выросли сиротами их дети.
И сколько б вдовий плач погибших не молил,
Не отозваться им на слёзы эти.

И вспышкой молний им не ослепит глаза -
Лучам сквозь землю к павшим не пробиться.
Но к свету прорастут незрячие глаза
Ромашками сквозь впалые глазницы.

КЛОУНАДА В ЭПОХУ КРИЗИСА

А ну-ка, кто хандрою болен
И ноет, что ему не сладко?
Кто этой жизнью недоволен?
Эй, веселись, пляши вприсядку!

Зачем серьёзными казаться?
Нам этого совсем не надо.
Из всех трагичных ситуаций
Поможет выйти клоунада.

Кругом проблемы и невзгоды,
И нет ни счастья, ни успеха…
Чем меньше у людей свободы,
Тем больше поводов для смеха!

        НАША ЖИЗНЬ

Шёпот дождика чуть слышен.
Тучи - клочьями овчины…
Плачут старые афиши,
Как старушки, без причины.

Капля падает за каплей.
Дождь закончил выступленье.
Самый длинный из спектаклей -
Наша жизнь в своём теченьи.

ЯБЛОКО ИЗ ОТЦОВСКОГО САДА

Опавший сад, во мне твоя усталость
Зовёт в тиши к раздумью и покою…
Вот яблоко последнее осталось
Так высоко, что не схватить рукою.

На верхней ветке, взгляды привлекает.
Никто, видать, достать его не может.
Оно лучи неяркие вбирает
Своею жёлто-розовою кожей.

Мальчишкой яблок я срывал немало,
Не ждал, пока поспеют, покраснеют.
Уже полвека время отмотало,
Не рву плоды, покуда не созреют.

Отведать мякоть сладкую охота,
Как будто яблок не едал ни разу.
Ко мне, вдруг, ветку наклоняет кто-то…
Отец, тебя почувствовал я сразу!

Сознанью вопреки, слепя, как вспышкой,
Явился ты, откуда не приходят,
Ведь для тебя остался я мальчишкой,
Хоть возраст мой давно солидный, вроде.

Вот яблоко лежит в моей ладони.
Оглядываюсь - никого не видно…
Среди деревьев ветер листья гонит.
И так тепло, и радостно, и стыдно.
              * * *
Цветы рождаются на свет,
А цвет - бутонами зажат.
В них спит до времени рассвет,
В них спит до времени закат.

Бутон - предчувствие любви,
Пока не видимой глазам.
Цвет первых чувств неуловим -
Откроется не сразу нам.

Малинов, жёлт и бирюзов
Мир для двоих - цветной букет.
Лишь серых нет в любви цветов.
И чёрных тоже нет.
                   ВОЛЧЬЕ
  Идёт охота на волков, идёт охота…
                                         В.Высоцкий

Где же ты, поредевшая стая?
Неужели попали впросак?
Нас к замёрзшей реке прижимает
Злая свора людей и собак.

Беззащитно под шкурою тело.
Шмель свинцовый над ухом звенит.
Тот, чьё сердце уже отболело,
Застывает, ощеряясь в зенит…

Всех живых я собой не закрою,
А вокруг нет защиты другой.
Истекая дымящейся кровью,
Закружилась волчица юлой…

Нет, над нами никто не заплачет,
Мы людей не умеем любить
Той проклятой любовью собачьей,
Не дающей свободными быть.

И не ждите, что сдамся вам скоро,
Хоть не верю давно в чудеса.
Не домчусь до соседнего бора,
Значит, время уйти в небеса.

Каждый мускул болит от усилья,
Грудь надрывным дыханием рвёт…
Кто сказал, что у волка нет крыльев?
Разгоняюсь в смертельный полёт!
Страница Василия Полякова на Стихи.ру  -
А здесь Вы можете оставить отзывы  -
  Василий Поляков    Стихи                                                                                                                                                                                                                        Литературная страница